Вы находитесь здесь: Главная > Всемирная история > В силу всех этих соображений

В силу всех этих соображений

В силу всех этих соображений Борис Алексеевич Татищев, начальник канцелярии ныне уже республиканского министра, и пришел ко мне за консультацией. Естественно, от формальной стороны перешли к существу дела, и я спросил мнения Татищева, который имел по этому предмету разговор с Терещенко и, следовательно, мог плохо ли, хорошо ли ответить по существу. Татищев полагал, что здесь никакой узурпации прав Учредительного собрания нет и быть не может, как ему сказал Терещенко, который даже просил упомянуть об этом в тексте ноты иностранцам.

Тогда я откровенно сказал Татищеву, что если бы декрет сообщал иностранцам я, то сделал бы это наименее торжественным образом, так как всякое подчеркивание значения этого акта явится, что бы там ни говорили, все же если не узурпацией прав Учредительного собрания, то приготовлением к тому; если же, что при настоящей обстановке было маловероятно, Учредительное собрание примет монархию, то наше извещение явилось бы конфузным актом.

Татищев, которому это поручение Терещенко совсем не нравилось и который пришел ко мне со специальной целью, как бы похуже его исполнить, не мог не понимать, что он поневоле связывает свою карьеру с республикой, а будучи дипломатом старой школы, он не хотел идти на столь рискованный шаг, как составление ноты касательно утверждения, со всех точек зрения незаконного, республики. Правда, тому же Татищеву пришлось принимать участие в составлении ноты о «перемене формы правления в России» после манифеста Михаила Александровича, но ведь тогда был именно этот манифест, дававший абсольвенцию монархической совести, здесь же этого не было, как не было аналогии и в значении этой ноты.

Сознание того, что мы имеем дело с актом, который будет или вовсе смыт последующими событиями, или покрыт решением.

Комментарии закрыты.