Вы находитесь здесь: Главная > Всемирная история > Поехали!

Поехали!

Поехали!

По дороге мне так и не удалось вымолвить ни слова: все время говорил один Кая. И когда мы, наконец, уселись в саду бара, министр внутренних дел выглядел таким усталым, словно он только что произнес длиннейшую речь с трибуны меджлиса. Воспользовавшись тем, что он на какой-то миг замолчал, я попытался заговорить о своем деле:

— Я бы хотел посоветоваться с тобой по одному вопросу…

Усталое выражение на лице Шюкрю Кая сменилось задумчивостью.

— В саду очень холодно, — прервал он меня.— Ты замерзнешь. Пойдем лучше в бар.

Мы вошли в зал. Желая, как видно, перевести разговор на другую тему, Шюкрю Кая продолжал:

— Как ты себя чувствуешь, Якуб? Прежде всего ты должен рассказать мне о своем здоровье.

Я сделал вид, что не понимаю его маневра, и довольно подробно рассказал ему, как лечился. Потом я сказал:

— Ну, а теперь выслушай меня…

В этот момент с улицы донесся приближающийся грохот мотоциклов, который замер возле пивного бара. Мы вскочили с места и подбежали к лестнице. В зал вошел Гази.

Комментарии закрыты.