В силу всех этих соображений

В силу всех этих соображений Борис Алексеевич Татищев, начальник канцелярии ныне уже республиканского министра, и пришел ко мне за консультацией. Естественно, от формальной стороны перешли к существу дела, и я спросил мнения Татищева, который имел по этому предмету разговор с Терещенко и, следовательно, мог плохо ли, хорошо ли ответить по существу. Татищев полагал, что здесь никакой узурпации прав Учредительного собрания нет и быть не может, как ему сказал Терещенко, который даже просил упомянуть об этом в тексте ноты иностранцам. […]

Образование пятичленной Директории

Образование пятичленной Директории и дальнейшая мягкость Временного правительства в отношении как правых, так и левых, показывали нам, привыкшим к разным правительственным курсам, что у настоящего правительства России не было «курса»; что у него не было власти — это мы уже знали давно. […]

Финал корниловского

Финал корниловского выступления и самоубийство генерала Крымова, которого у нас многие знали как серьезного и порядочного человека,— все это создало пропасть, временную во всяком случае, между правительством и ведомством. Думаю, что таково же было настроение и других ведомств, судя по новому поведению Союза союзов всех ведомств, который все больше и больше ввязывался в политику. […]

Когда я с удивлением спросил

Когда я с удивлением спросил, почему же столь боевое название для новой Директории и как это совместить с его уверенностью, что все кончится благополучно; если такой «боевой комитет» действительно образуется, то скорее надо ждать чего-то вроде гражданской войны, Петряев ответил, что корниловское выступление есть, несомненно, «подрыв» престижа Временного правительства и диктатура названных трех лиц есть «тактический ход», чтобы этот престиж поднять и взять бразды правления в «железные руки», дабы предупредить возможность выступлений справа и слева; что как только этот «боевой комитет» будет образован, то он войдет в переговоры с Корниловым, заставит его отказаться от выступления и потребует торжественного отречения от него. […]

Да, ранним утром

Да, ранним утром, на следующий день после нашего посещения Пражской оперы, Злата Прага перешла в руки немцев. Еще до обеда на всех официальных зданиях были вывешены флаги со свастикой. Самый большой и нарядный из них развевался на куполе вчерашнего дворца президента республики. […]

Действие происходит у входа

Действие происходит у входа в нору на отвесной скале; действующие лица — хищники различных пород. Они тесно окружили старика и наводят на него ужас взмахами лап и скрежетом зубов. Старый человек уже ни жив ни мертв и, когда ведущий актер, пантера, вытягивает голову с красной гривой и спрашивает: «С какой стороны начать мне тебя есть?», он совершенно теряет сознание. Вслед за этим, второй артист — гиена, берет шприц, делает ему укол и старается привести в чувство. Хищники решили во что бы то ни стало сожрать свою добычу живьем! И вот, наконец, когда жертва пришла в себя, все начинают улыбаться, пантера делается кроткой, как домашняя кошка, и мурлычет: «Не бойся, ты успокоишься в нашем тепленьком животе!». […]

Так прошел январь

Так прошел январь, наступил февраль. Тик-так, тик-так… Полагая, что она взорвется завтра или послезавтра, мы дожили до конца февраля. Прошло первое, второе марта. Слава богу, ничего не случилось! А может быть, и не случится? Кстати, какая в этом необходимость? Словаки достигли своей цели или вот-вот достигнут ее. Поляки получают земли, на которые они зарились. Оставалась малюсенькая «Чехия». Хоть бы Гитлер проявил великодушие, уважил возраст несчастного Гахи и не тронул его страну! […]

После окончания первой части

После окончания первой части церемонии доктор Гаха степенно подошел к нашему ряду, стал пожимать руки послам и спрашивать их о здоровье. Дошел он и до меня. Он также пожал мне руку, спросил о здоровье и остановился. Посмотрев нежным, отцовским взглядом в мои глаза, он произнес: «Господин посол, со смертью Ататюрка не только вы, турки, но и все мы потеряли великого человека. Он был освободителем нации и создателем государства. […]

в последнее время

Кроме того, в последнее время здесь стали в ходу слова: «Heil Marzl», что можно передать приблизительно: «счастья тебе, месяц март!» В политическом же смысле они означали, что Гитлер все свои великие дела вершил обязательно в этом месяце. Его последний успех — аншлюсе Австрии приходился на прошедший март. […]

Все изливали

Все изливали здесь горе и отсюда ждали помощи. Эти людишки, считавшие, что их судьба отныне зависит от Гитлера, припадали к скале Берхтесгаден — точь-в-точь как в наших сказках о Кельоглане, люди кричали у священной скалы: «Какая наша доля, темная или светлая?» Если скала отвечала «светлая», они становились радостными, если говорила «темная» — печалились. И ни у кого на земном шаре не было сил изменить это «божественное» предсказание. […]

Страница 7 из 27«...3456789101112...20...»