Вы находитесь здесь: Главная > Всемирная история > Одновременно менялись духовные ценности

Одновременно менялись духовные ценности

Одновременно менялись духовные ценности, они обретали более индивидуалистские и материалистические основания. Тем самым, по мнению сторонников данной парадигмы, были заложены предпосылки для последующего ускоренного преобразования турецкого общества на основе западной модели.

Подобные взгляды близки и Кинроссу. Не случайно так подробно описан в книге период правления Махмуда II (1808— 1839), который выступал вдохновителем танзиматских преобразований. Автор провозглашает его «великим реформатором», поскольку целью усилий Махмуда II было превращение Османской империи в «современное либеральное государство, построенное на конституционных принципах Запада». Осуждая деспотизм другого османского правителя Абдул-Хамида II (1876—1909) и его негативное отношение к либеральным порядкам, Кинросс вместе с тем находит в деятельности этого султана и положительные моменты. Он подчеркивает, что, даже отворачиваясь от западных держав, Абдул-Хамид II все же «по-прежнему продолжал заимствовать опыт Запада» и добивался «воплощения в конкретных практических формах долго не реализовавшихся идеалов танзимата». Соответственно и Ататюрк, создавая Турецкую Республику, строил ее на тех же принципах «либерализма и конституционных перемен, которые были порождены Танзим атом».
.
Свою работу Кинросс закончил и опубликовал в конце 70-х годов. Было бы некорректно упрекать его за то, что он не учел в ней исследований историков, появившихся в 70—80-х годах и поставивших под сомнение многие из тех положений, которые считались общепризнанными в историографии Турции. В частности, авторы «новой волны» подвергли резкой критике концепцию Виттека и особенно его идею о роли газавата. По их мнению, эта идея предполагает господство в Османском княжестве нормативного ислама и соответствующую изолированность от «неверных». На самом деле раннее османское общество было открытым, ибо его членов отличала приверженность к неортодоксальным течениям в исламе, веротерпимость и готовность к соглашению с христианскими соседями. Соответственно, и деятельность османских завоевателей должна была определяться не религиозной мотивацией, но иными соображениями, в том числе стремлением к владычеству и потребностью в грабежах.

Не менее решительно были настроены леворадикальные критики концепции «модернизации». В противовес ей они выдвинули теорию «периферийного капитализма», которая должна была объяснить особенности эволюции Османской империи в XVI—XX веках.

Комментарии закрыты.