Вы находитесь здесь: Главная > Всемирная история > Когда я с удивлением спросил

Когда я с удивлением спросил

Когда я с удивлением спросил, почему же столь боевое название для новой Директории и как это совместить с его уверенностью, что все кончится благополучно; если такой «боевой комитет» действительно образуется, то скорее надо ждать чего-то вроде гражданской войны, Петряев ответил, что корниловское выступление есть, несомненно, «подрыв» престижа Временного правительства и диктатура названных трех лиц есть «тактический ход», чтобы этот престиж поднять и взять бразды правления в «железные руки», дабы предупредить возможность выступлений справа и слева; что как только этот «боевой комитет» будет образован, то он войдет в переговоры с Корниловым, заставит его отказаться от выступления и потребует торжественного отречения от него.

Петряев не только не имел вида человека, выболтавшего правительственную тайну, но попросил меня как секретаря комитета сообщить новость Урусову и другим членам комитета, дабы успокоить их насчет твердых намерений Временного правительства путем диктатуры предохранить Россию от потрясений.

После выпуска воззвания Временного правительства уже никакой почвы для «соглашения» не оставалось, и в эти серые, дождливые петербургские дни мы с трепетом ожидали, чем кончится корниловское выступление. Дожидаясь приема у Терещенко, в приемной министра собрались от Нератова и Петряева все высшие чины министерства, единодушно высказывая надежду, что Корнилов победит. Это собрание ближайших помощников министра, открыто высказывавшихся против него, мне напомнило то, что было ровно год назад, при Штюрмере, когда точно так же вокруг него было безвоздушное пространство. Мы слишком хорошо знали Терещенко, чтобы относиться к нему, как к Штюрмеру, но мы также знали, что, как бы мил и симпатичен ни был он как человек, как член Временного правительства он был уже теперь на противоположной стороне.

Вспоминались именно теперь оказавшиеся пророческими слова Терещенко, говорившего в начале своего министерства, что если мы при Штюрмере служили, хотя и не симпатизировали ему, то и при нем, несмотря на разность взглядов, будем продолжать нести службу.

Комментарии закрыты.